• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты
Руководство
Научный руководитель Порус Владимир Натанович
Заместитель руководителя Винкельман Анна Михайловна
Заместитель руководителя Дроздова Дарья Николаевна
Менеджер по работе с преподавателями Захарова Наталия Владимировна

+7 (495) 772-95-90 *22685

Глава в книге
Über die poetische Sprache in "Heinrich von Ofterdingen"

Vinkelman A.

In bk.: Erinnerungen an Nichts und die Kunst, Hände mit Seife zu waschen: Sammelband der V. wissenschaftlich-praktischen Konferenz Welt und Wissenschaft vom 17. April 2019 an der National Research University Higher School of Economics in Moskau. 2020. Ch. 13. P. 112-124.

Препринт
Childhood in Medieval Autobiography

Zaretsky Y.

SSRN Working Paper Series. SSRN Working Paper Series. Social Science Research Network, 2019

Первое заседание НИГ "Метафизика и эпистемология"

16 марта 2020 года состоялась первая встреча семинара НИГ Метафизики и эпистемологии. На семинаре выступил студент магистратуры Климент Майков “Один модус молчания. Homo non Potens Dicere”. Под катом -- фото с мероприятия и подробные тезисы.

Первое заседание НИГ "Метафизика и эпистемология"








Прозвучавший доклад К. Майкова может быть в общем сведён к следующим положениям.
Опыт Шоа сталкивает нас с беспрецедентной ситуацией, когда невозможно высказать ужас, невозможно свидетельствовать (языково, оязыковленно). Человеческий субъект, который был построен через язык и определенную дискурсивную рациональность, оказывается беспомощным перед окончательно невыразимым, невыговариваемым. С другой или с той же стороны, слово в пространстве современной цивилизации утрачивает свою укорененность в мире. Цивилизация превращается в империю болтовни (on-dit = Ge-rede). Внутренне становится невозможным произнести слова, отсылающие к «фундаментальной реальности» (dévalement=verfallen). Кризис слова порождает интерес к молчанию. Молчание является симптомом XX века. Логико-философский трактат Витгенштейна кончается знаменитой сентенцией. Сильно разделена область, в которой можно говорить, с тем, о чем должно молчать. Человек волен выбирать: находиться в той области, где можно говорить, или в той, где говорить нельзя. Человек на пути к XXI веку склонен все больше и больше к «мне неинтересно все то, о чем можно говорить: мне интересно только то, о чем невозможно говорить, о чем нужно молчать». Такое молчание как знак бессилия говорить о «реальном», такое молчание как пустота, отсутствие — невозможность отнестись к миру и к Другому. Этот опыт молчания прилежит к языку отрицательным (от-, -речь (-реку), негативным (negatio), отношением; в том смысле, что язык по-прежнему рассматривается через этот опыт, как позитивный посредник, от которого человек был оторван. Однако, здесь еще не содержится опыта позитивного (positivus) молчания, здесь присутствует отрицательное молчание в том смысле, что то, что отрицается здесь, - это слово. Молчание в таком случае выступает как отрицаемое слово, которое предполагает наличествование-где-то «речи позитивной”. Другими словами, здесь говорится не о Homo Potens Silere, а скорее о Homo non Potens Dicere. После доклада были заданы вопросы: Можно ли молчание считать энтелехией и в каком смысле? Говорит ли докладчик о молчании восточных практик, или это какое-то иное понимание феномена молчания (скорее катафатическое, нежели апофатическое)? Идет ли речь о молчании только с теологической точки зрения? Пишет ли Климент в своей работе об актуальных проявлениях феноменах молчания в художественных практиках и в политическом праксисе? Можно ли ("оправдано ли") вообще говорить о молчании, если мы все же о нем "говорим”? Как феномен молчания связан с понятием иной субъективности, и как он помогает начать ее "выстраивание"? О каком субъекте здесь идет речь? По окончании доклада была группа вопросов, связанная с пониманием абсолютного свидетельства. Расширенные тезисы выступления можно скачать здесь:
https://drive.google.com/open?id=1mP7QdnNASggNxka0Kc1FWgLsJdYxq1Lq