• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты
Руководство

Руководитель Порус Владимир Натанович

Заместитель руководителя Пащенко Тарас Валерьевич

Заместитель руководителя Дроздова Дарья Николаевна

Менеджер по работе с преподавателями Захарова Наталия Владимировна
+7 (495) 772-95-90 *22685

Мероприятия
27 июня – 28 июня
17 сентября – 18 сентября
Тезисы принимаются до 15 мая 
2 октября – 4 октября
Книга
Демифологизация русской культуры. Философические эссе

Кантор В. К.

М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2019.

Статья
Новые войны - старая этика

Афанасов Н. Б.

Логос. 2019. Т. 29. № 3. С. 157-180.

Глава в книге
Theater, World History, and Mythology: Theatrical Metaphors in Schelling’s Philosophy

Rezvykh P. V.

In bk.: Theater as Metaphor / E. Penskaya, J. Küpper (eds.). Berlin: De Gruyter, 2019. De Gruyter, 2019. P. 159-167.

Препринт
In Search of the New European Past: Rewriting History in the First Person Singular

Zaretsky Y.

Social Science Research Network. Social Science Research Network. SSRN, 2019

Философское наследие Мен де Бирана. К 250-летию со дня рождения

14 декабря 2016 г. в школе философии состоялся круглый стол на тему "Философское наследие Мен де Бирана. К 250-летию со дня рождения".

Философское наследие Мен де Бирана. К 250-летию со дня рождения

В мероприятии приняли участие известные ученые - исследователи философии и истории эпохи Просвещения д.ф.н. Блауберг И.И. (ИФ РАН), д.ф.н. Визгин В.П. (ИФ РАН), д.п.н. Федорова М.М. (ИФ РАН), д.ф.н. Кротов А.А. (МГУ), к.ф.н., PhD Углева А.В. (НИУ ВШЭ).

Открыл круглый стол своим выступлением Артем Александрович Кротов - автор единственной на сегодняшний день в России монографии, посвященной Мен де Бирану, - "Философия Мен де Бирана". Его доклад "Мен де Биран и Виктор Кузен: формирование метода эклектизма во французском спиритуализме" был посвящен зарождению и распространению бирановской мысли в 18 и 19 столетиях, ее влиянию на наиболее значительные философские течения той поры. Артем Александрович подчеркнул, что кузеновский "эклектизм" не представляет собой некритическое объединение противоречащих друг другу идей и учений отдельных философов, но "истинные элементы", которые он обнаруживал в каждой "научной" философии, по его мнению, могут и должны быть объединены на основе спиритуализма, который виделся ему основой "философии будущего". В свою очередь Биран полагал основанием поиска "истинных элементов" в философских системах прошлого - степень их соответствия действительным фактам. На этом пути философия неизбежно должна использовать наблюдение и эксперимент.

Еще одним основанием для сравнения философии Мен де Бирана и его ученика Виктора Кузена стала их политическая мысль. На это указала в своем выступлении Мария Михайловна Фёдорова на тему "Понятие суверенитета разума и его роль в становлении политического рационализма XIX в.". Понятие суверенитета Разума было одним из самых популярных в 20-30 годы прошлого века. Так, журнал «Глоб», посвятив целый выпуск (ноябрь 1826 г.) обсуждению данного понятия, называя его «теорией века». Суверенитет Разума  – одно из ключевых понятий в творчестве Мен де Бирана и Виктора Кузена, им также пользуются  Дестюд де Трасси и Франсуа Гизо. Для последнего  кузеновская теория суверенитета разума служит методологическим основанием для критики теории суверенитета народа, воплощавшей в начале XIX в. идею якобинского террора. 

Еще об одном ученике Мен де Бирана рассказала Ирина Игоревна Блауберг в своем докладе «Феликс Равессон – ученик и критик Мен де Бирана». Феликс Равессон (1813–1900) – один из важнейших представителей французского спиритуализма XIX в., предшественник А. Бергсона – развил в своих сочинениях идеи Мен де Бирана о внутреннем опыте, воле, привычке и др. Вместе с тем, как отметила Ирина Игоревна, он критиковал Бирана, который, вслед за Локком, трактовал субстанцию «я» как пассивный субстрат модификаций. Опираясь на Аристотеля и Шеллинга, Равессон разработал представление о динамической субстанции сознания, ставшее основой его метафизики.

Об исследовании того, что сегодня принято называть философией сознания, в работах Мен де Бирана говорила в своем выступлении Анастасия Валерьевна Углева. В своем докладе "Все мы вышли из картезианского cogito? Мен де Биран и Гуссерль", она провела сопоставление этих двух мыслителей, несмотря на то, что Мен де Биран и Гуссерль принадлежали не только к разным эпохам, но и к разным интеллектуальным традициям. Одним из оснований для такого сравнения является схожесть их отношения к картезианскому cogito, -  с одной стороны, философия Декарта, очевидно, является общим для них теоретическим источником, а с другой стороны, и Биран, и Гуссерль видели одной из своих задач - радикальный пересмотр и преодоление его рационалистической метафизики. При более близком рассмотрении, оказывается, что работы Бирана были недооценены в этом контексте и к нему стоит вернуться в рассуждении о современных проблемах феноменологии. Тем более, что Бирана, как и Гуссерля, активно цитировали Дильтей, Мерло-Понти, Бергсон, Мишель Анри, Ришир и Марион.  

На метафизику Бирана в несколько ином ключе предложил взглянуть Виктор Павлович Визгин в своем докладе "Экзистенциально-метафизические мотивы в «Дневнике» Мен де Бирана". Не случайно, по его мнению, именно с именем Бирана  связывают начало  французского спиритуализма.  Это мыслитель, у которого метафизический поиск, стремление построить  наукуо человеке и экзистенциальная манера мысли неотделимы друг от друга. Все эти компоненты творческой личности Бирана представлены в его «Дневнике». В нем можно проследить три  взаимосвязанных слоя: 1) личная и семейная жизнь автора; 2) его политические взгляды и деятельность на фоне исторических событий; 3) его метафизические размышления  «наедине с собой» и в кругу близких ему философов и ученых. Специфику бирановского дневника, при сравнении его с марселевским, можно охарактеризовать как дневник метафизика в отличие от метафизического дневника основоположника французского экзистенциализма. Данная характеристика позволяет  его назвать дневником экзистенциального философа  avant  la  lettre.