• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Дискуссии о реализме: проблемы, подходы, интерпретации

5 ноября в рамках постоянного семинара группы "Современная метафизика" Владимир Селиверстов и Ольга Нишукова выступили с докладами по майнонгианской теории предметов.

5 ноября в рамках постоянного семинара группы "Современная метафизика" Владимир Селиверстов и Ольга Нишукова выступили с докладами по майнонгианской теории предметов.

Доклад Владимира Селиверстова был посвящён анализу проблем теории Майнонга и попыток их решения, предпринятых его учеником, Эрнстом Малли, а вслед за ним Эдвардом Залтой, на теорию абстрактных объектов которого оказала значительное влияние теория Малли. В особенности, теория Малли повлияла на появление у Залты различения двух типов предикации – экземплификации и кодирования.

Малли пытался решить проблемы теории Майнонга, которые были связаны с различением между предикатами «существовать» и «быть существующим». На эти проблемы указывал ещё Рассел. Признание этого различения, по Расселу, приведёт нас к признанию действительного существования нынешнего короля Франции, золотой горы и круглого квадрата. Рассел не мог согласиться с тем фактом, что мы должны приписывать несуществующим предметам реальные свойства. Несуществующие предметы принципиально не подходят для приписывания реальных свойств. Согласно Майнонгу допустимо истинное высказывание: «существующая золотая гора не существует», т.е. этот предмет обладает свойствами «быть золотой», «быть горой», «быть существующей», но при этом он не существует.

Для ответа на замечания Рассела Малли вводит новое различение. Он пишет, что предмет может либо быть определён (determiniert sein) теми или иными свойствами (детерминациями), и тогда он будет детерминатом, либо удовлетворять (erfüllen) их. В частности, детерминатами, таким образом, являются несуществующие или абстрактными предметы вроде «круглого квадрата» или простого «круга». Это различение позволило его автору говорить о том, что некоторые предметы не могут быть противоречивыми или неполными в отношении воплощения ими их свойств, хотя при этом они могут быть таковыми в отношении их детерминации этими свойствами. При этом, стоит отметить, Малли нигде прямо не писал, что пытался в некоторой степени за Майнонга ответить на критику со стороны Рассела, решить проблему невозможных предметов.

Майнонг не признал это различение. Позже комментаторы назовут это различение антимайнонгианским. Говорят, оно не соответствует базовым принципам майнонгианского реализма.  Оно, действительно, противоречит его центральному тезису о  том, что каждый предмет нашей мысли обладает какими-угодно свойствами, которые предицируются независимо от его онтологического статуса. Так, если мы имеем дело c экземплификацией (как её понимают Малли и Залта), то тем самым мы утверждаем существование предмета, а это расходится с идеей Майнонга.

В докладе Ольги Нишуковой были рассмотрены связи универсальных характеристик логических законов и онтологии многоуровневого типа, представленной в теории предметов Майнонга.

Ключевыми и характерными чертами законов логики принято считать их универсальность и общезначимость. При этом логико-семантическая система всегда имеет в качестве своего основания некоторую онтологию. В том случае, если эта онтология выстроена по принципу многоуровневой, то указанные базовые характеристики проблематизируются. В этой связи возникает вопрос, при работе с системами, выстроенными на базе таких многоуровневых онтологий, возможно ли (и если возможно, то каким образом)  выявление некоторых универсальных законов, действительных во всех «отсеках» онтологии. Для того, чтобы приблизиться к ответу на этот вопрос уместно рассмотреть систему, сконструированную на базе максимально широкой многоуровневой онтологии. Именно таковой можно считать теорию предметов Алексиуса Майнонга.

Базовым положением, из которого исходит Майнонг, является так называемый принцип неограниченного допущения, состоящий в том, что принципиально возможно допустить, предположить всякую мысль, всякое согласованное выражение. Австрийский мыслитель максимально расширяет область рассмотрения: теперь в неё входят не только реально существующие предметы, которым обычно отдаётся предпочтение в научных теориях, но также возможные предметы и даже невозможные. Последние также попадают в область рассмотрения на основании допущения еще двух принципов теории - «принципа независимости так-бытия от бытия» и «принципа  вне-бытия чистого объекта».

Режим вне-бытия выступает в качестве некоторого мета-уровня по отношению к бинарному разделению на области «бытия» и «небытия». Этот мета-уровень, фундирующий майнонгианскую онтологию, позволяет нам обращаться к предметам «как таковым», принимая во внимание их природу (их так-бытие), а не бытийные характеристики. Именно введение этого нового режима легитимирует расширение поля метафизических спекуляций, снятие запретов классической метафизики. Являясь основанием семантической системы, базирующейся на реконструированной майнонгианской онтологии, сам корневой концепт вне-бытия остается «вшитым» в систему и потому смутным.

Ясно, что для каждого «отсека» майнонгианской онтологии можно предложить свою логику (подобные системы были построены в работах таких авторов как Залта, Парсонс и др.). Однако если вся онтология теории предметов в целом подчиняется законам, называемым металогическими, что мы можем сказать о субъекте, связанном с представленной картиной мира? Требование разработки гносеологических оснований в случае теории предметов предполагает, что мы также учтем один из принципов самой майнонгианской системы, а именно принцип интенциональности. Таким образом, вопрос о сохранении логических законов как универсальных и общезначимых в системе, предложенной Майнонгом, связан не с прояснением и уточнением онтологических постулатов и следствий теории предметов, но с разработкой гносеологии. Требуется уточнить, что представляют собой познавательные способности самого субъекта, для которого майнонгианская онтология является значимой. Также необходимо уточнение представлений о рациональности, чтобы убедиться в ее неизменности – ведь именно на этой основе принимаются металогические законы.

В рамках дискуссии обсуждались различные проблемы майнонгианских теорий, связанные, главным образом, с двумя различениями, предложенными Малли. Кроме этого обсуждали отношения теории предметов и логики, а также проблемы интерпретации понятия «внебытия», которые сохраняют свою актуальность для дальнейшего исследования.