• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Информация о прошедших заседаниях

Теория познания в философии Л. Бюхнера: откуда берутся идеи (представления)?

30 января 2019 года прошла четвертая в этом учебном году встреча Collegium hermeneuticum. Дискуссия была посвящена теории познания отца научного материализма Л. Бюхнера. В центре обсуждения собравшихся оказались выдержки из знаменитой «Силы и материи» (1855), научно-популярного бестселлера XIX века. В дополнение к этим фрагментам читалось эссе «Знание и эволюция» из последнего сочинения автора «В служении истине» (1900).

Со вступительным докладом о научно-материалистическом движении и естественной философии Л. Бюхнера выступила Анастасия Чернышёва, студентка 2-го курса школы исторических наук. Первым замечанием докладчицы стало прояснение вопроса наименования авторской философии и ее места в философскойтрадиции. Прежде всего было указано на наличие в XIX в. спора об определении материализма. Хотя концептуально Бюхнера (наряду с двумя другими представителями знаменитой «троицы» – К. Фогтом и Я. Молешоттом) можно отнести к течению научного материализма, сам автор именовал свое философское мировоззрение не иначе как «естественнонаучный монизм». Последнее можно определить через центральный тезис авторской opus magnum: «Нет материи без силы, нет силы без материи», то есть весь доступный нашему постижению мир (природа) – не что иное, как материальное выражение видоизменяющейся, неуничтожимой силы. Положение о единстве силы и материи также распространяется и на человека как часть природы. Из этого следует, что мышление – это часть всеобщего движения сил. Интеллект, ментальные переживания, «душа» в сущности воплощение силы, присущей материальной субстанции – мозгу.

Также обзорно была дана специфика изложения Бюхнером философских концепций – мысль автора вырабатывалась в полемике с современниками и предшествующей традицией. Поскольку его естественная философия представляет собой попытку обновления дисциплины через ее «эмпириизацию» – рецепцию установленных и объясненных наукой фактов в качестве фундаментальных истин – Бюхнер вводит в свое осмысление мира последние научные открытия того времени и их философски теоретизирует. Автор спорит с теми философами и учеными, что утверждали или утверждают примат нематериальных, сверхчувственных начал над человеческим разумом.

Оппонентами, с которыми Бюхнер вступает в дискуссию в рассматриваемых сочинениях, являются сторонники «спекулятивной» философии, богословы и другие противники материализма… В контексте обсуждения темы познания и вопроса об источнике представлений в философии Бюхнера, как было отмечено докладчицей, протест автора был направлен прежде всего против И. Канта, чье имя ассоциируется с концепцией об априорных идеях и знаменитых категориях.

Однако в ходе обсуждения текстов выяснилось, что критика была направлена в меньшей мере против Канта и в большей мере против знаменитого философа-пессимиста. По замечанию П. Резвых, Бюхнер «читает» кантовскую философию в ее рецепции А. Шопенгауэром, в частности хорошо известную триаду времени, пространства и причинности. Также в ходе обсуждения было отмечено, что свое собственное толкование человека как tabula rasa Бюхнер выстраивает синтезируя локковские тезисы и факты современной науки. Источник представлений, того, что некоторые философы склонны называть идеями, автор видит в опыте. В его сенсуалистской трактовке знание является конечным результатом обработки чувственных восприятий и их синтеза разумом. Законы, по которым работает человеческое мышление, есть законы логики. Последние тождественны природным законам, ведь человек – часть природы и ничего «чуждого» себе она произвести не могла.

А. Михайловский предложил рассмотреть вопрос, что значит мышление и каковы его функции по Бюхнеру. Мышление, как было выяснено, в интерпретации Бюхнера предстает как способ отражения объективного, материального мира «думающим аппаратом». Как отметил П. Резвых, в авторской концепции остается нерешенным вопрос о том, как при равных по природе когнитивных способностях людей, выходит так, что одни достигают высот знания, а другие остаются в плену догм и стереотипов. В ходе обсуждения неожиданно возникла фигура Г. Гегеля.

Другой «загадкой», не объясненной в рамках мысли Бюхнера и, как подчеркнул в комментарии один из членов Герменевтического кружка, в том числе в современной философии и науке, является происхождение речи и языка. Автор понимает язык как феномен культуры, однако не может предложить его научной интерпретации.

В продолжении обсуждения Е. Хан подчеркнула, что бюхнеровское понимание взаимоотношения силы и материи было «предвосхищено» И. Гёте. Немецкие материалисты действительно испытывали на себе сильное влияние идей писателя. К тому же, как напомнил П. Резвых, в рассматриваемый хронологический период происходила канонизация фигуры Гёте как национального символа. Многие интеллектуальные и идеологические движения не пренебрегали возможностью «присвоить» себе выдающегося автора. Однако в случае с научным материализмом Гёте действительно усмотрел причины ряда впоследствии объясненных учеными феноменов. В частности, его учение о цвете было воспринято героем обсуждения как невероятное для того времени прозрение.

В завершении состоялось обсуждение бюхнеровской концепции пространства, понятие о котором, как стремился доказать автор, отнюдь не было одним из «врожденных» представлений. Как указал А. Румша, представление о пространстве, в трактовке автора, есть не что иное, как следствие «общения» человека с миром, знания выведенного на основе перцепции. Данное представление присуще всем живым организмам: даже мельчайшие живые существа, не способные обозреть окружающий мир, могут ориентироваться в среде. Иначе говоря, наше чувство пространства – результат приспособления к объектной реальности.

В ходе обсуждения участники встречи не раз возвращались к вопросу актуальности научного материализма и статуса рассматриваемого направления философии в академической среде. На сегодняшний день научный материализм как интеллектуальное движение занимает маргинальное положение в исследовательском поле. Несмотря на это он имеет чрезвычайную важность для понимания современных нам феноменов. Набирающее обороты неопозитивистское движение, ассоциируемое с такими яркими публичными фигурами как Р. Докинз, С. Хокинг и др., как было отмечено докладчицей, имеет своим историческим предшественником немецкий научный материализм. Идеологическая преемственность прослеживается на уровне теории – примата научного знания, мировоззрения – отказа от религии (взамен и те, и другие предлагают эрзац в форме гуманизма), практики – научного просвещения.  В ходе прошедшей встречи участникам удалось отчасти убедиться в справедливости замечания. Не в последнюю очередь интерес к научному материализму связан с распространением практик популяризации научного знания, а также укреплением статуса публичного философа как авторитетной не только внутри академического сообщества, но и среди широких кругов людей, фигуры: эксперта, полемиста. Появление научного материализма на рубеже 1840-1850-х гг. является удобной точкой отсчета в изучении истории популяризации знания…

 

Текст подготовила
Чернышёва Анастасия