• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Информация о прошедших заседаниях

Обсуждение понятия «горизонт» в феноменологии восприятия Мориса Мерло-Понти

15 июня 2018 года состоялось последнее в этом учебном году заседание герменевтического кружка, которое было посвящено обсуждению понятия «горизонт» в феноменологии восприятия Мориса Мерло-Понти.

15 июня 2018 года состоялось последнее в этом учебном году заседание герменевтического кружка, которое было посвящено обсуждению понятия «горизонт» в феноменологии восприятия Мориса Мерло-Понти.

         В качестве инициатора дискуссии выступила студентка 2 курса (выпускница) магистратуры ОП «Философская антропология» Екатерина Хан. Екатерина представила вводный доклад, который был призван обозначить основную проблематику феноменологии Мерло-Понти и обозначить контекст создания им работы «Феноменологии восприятия» (1945), которая во многом является продолжением его диссертационного исследования «Structure du comportement» («Структура поведения», 1942). В рамках вводного доклада также была предложена исследовательская стратегия реконструкции смысла понятия «горизонт», играющего важную роль для философской герменевтики. В частности, обращение к феноменологии Мерло-Понти является важным для прояснения того эстетического опыта (в первую очередь, визуального и кинестетического опыта восприятия мира), который задает смысл горизонта как «перцептивного поля».

         В обсуждении тезисов доклада А. В. Михайловский обратил внимание на то, что достаточно проблематично начинать историю понятия «горизонт» с античности, поскольку у греков «горизонт» все-таки едва ли может считаться философским термином, а «ὅρος» как мера или граница отсылает скорее к диалектике предела и беспредельного, которая едва ли была воспринята в том же виде позднее в философской герменевтике и в феноменологии. Аспирантка Евгения Стрижак отметила, что важно также иметь в виду и принципиальное различие в понимании космоса у греков (которое мыслится как качественно определенное место), в отличие от математизированного пространства, концептуализированного в новоевропейской мысли. В ходе обсуждения участники пришли к выводу о том, что обращение к греческому смыслу слов «ὅρος» и «ὁρίζω» служит скорее этимологическому прояснению, нежели относится к истории понятия «горизонт». Впрочем, такое обращение может также быть оправдано в контексте критики Хайдеггером (а вслед за ним и Мерло-Понти) новоевропейского определения пространства-времени и обращением к греческой философии в стремлении переосмыслить актуальный язык философствования. Было отмечено, что в интерпретации Мерло-Понти ключевую роль играет его критическая рецепция феноменологии Э. Гуссерля, которая в значительной мере вдохновлена М. Хайдеггером и прямо продолжает его аналитику Dasein, разработанную в «Бытии и времени» (поскольку исследовать феномен восприятия предлагается как феномен, проясняющий присутствие в мире, мир (monde) же при этом трактуется Мерло-Понти в хайдеггеровском смысле).

         Далее в ходе медленного чтения фрагментов работы М. Мерло-Понти был высказан целый ряд ценных замечаний относительно не вполне артикулируемых самим автором историко-философских отсылок. Участники семинара отметили весьма сдержанный стиль цитирования Мерло-Понти, который обусловлен его задачей предложить лаконичную и понятную аргументацию. Кроме того, он позволяет читателям самостоятельно находить историко-философские параллели. Также было отмечено, что Мерло-Понти начинает свое рассмотрение с объекта восприятия (разбирая пример визуального восприятия дома), тем самым продолжая феноменологический анализ Гуссерля в духе обращения к подручным видимым предметам (домам, столам и чернильницам), но не актуализируя с самого начала перспективу взгляда Другого (т.е. аспект видимости меня самого), как это делает, например, Левинас.

         А.В. Михайловский обратил внимание на существенные параллели с «Монадологией» Лейбница, в которой всякий объект существует в качестве суммы перспектив. Аспирант И. Павлов предложил обсудить, предполагается ли здесь у Мерло-Понти перспектива Бога как полное видение всех объектов. В процессе чтения участники обсудили критические аргументы Мерло-Понти относительно подобного универсалистского перспективизма, отметили также и то, что его феноменологическая установка (истолкование феномена как того, что показывает само себя) уберегает его и от впадения в идеализм в духе Беркли, поскольку несмотря на то, что человек, присутствуя в мире, не может не воспринимать его, он (и никакая иная, в т.ч. и «абсолютная» перспектива) тем не менее не является гарантом его существования. Более того, всякий объект мира (и универсум в целом) никогда не мыслим только лишь из индивидуальной перспективы «я». Согласно Мерло-Понти, он должен пониматься исходя из временной структуры горизонта и потому всегда нуждается в предположении истории (в этом заключается «экстаз опыта», который предполагает опыт других людей, а также фактически недоступное прошлое).

         Далее участники семинара обратились непосредственно к исследованию понятия «горизонт». Выпускник магистратуры И. Болотов указал на то, что горизонт очевидно имеет прямое отношение ко всякому узнаванию и исходит из удержания (объекта, фигуры на некотором фоне) и постоянно сопутствующей процедуры различения (фигуры и фона, либо же частей самой фигуры). Е. Хан подчеркнула, что важно иметь в виду динамический аспект подобного удержания, поскольку взгляд всегда движется, а восприятие никогда не представляет собой сумму дискретных актов, а является целостным процессом, протекающим во времени. А.В. Михайловский отметил, что Мерло-Понти в этом отношении наследует А. Бергсону и использует для описания темпоральности восприятия его термин «длительность» (durée).

         В ходе герменевтической работы участники семинара также уделили внимание важной для Мерло-Понти теме критики физиологического и психологического описания восприятия, которая не соотносится с опытом непосредственной данности восприятия, а предлагает лишь редукционистскую трактовку данного феномена. Аспирант А. Лимитовский поделился с аудиторией информацией о более поздних исследованиях в нейрофизиологии, которые восприняли критику Мерло-Понти, отказались от сугубо объектного языка описания и обратились к феноменологической дескрипции для изучения чувственного восприятия.

         Разбор дальнейших фрагментов текста Мерло-Понти навел на важную параллель между его пониманием мира (monde), из которого исходит теоретическое истолкование всего сущего посредством обращения к идее универсума (monde objectif, universe), и истолкованием «мира» в одноименном курсе В.В. Бибихина (о чем сказал И. Павлов). В связи с этим преподавателем РГГУ И. Куриловичем было высказано любопытное замечание, касающееся неогегельянской трактовки универсума у А. Кожева.

Участники семинара также обратили внимание на то, что всякое исследование мира исходит из некоторого горизонта восприятия, который имеет свои подвижные границы (границы видимого, слышимого, воспринимаемого на ощупь): восприятие является встречей человека с миром. В связи с этим возникло желание продолжить чтение данной работы Мерло-Понти и обратиться к вопросу о смысловой наполненности горизонта, который может иметь, например, некую цветовую, мелодическую окрашенность. В результате участники сошлись во мнении, что целый ряд сюжетов, которые обнаруживаются в работах Мерло-Понти (о восприятии слепого, о синестезии, о цветах, об опыте перехода), интересно было бы дополнить соответствующими размышлениями Э. Юнгера, что могло бы стать темой для следующей встречи герменевтического кружка в новом учебном году.