• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Информация о прошедших заседаниях

Пятое «еретическое эссе» Яна Паточки глазами Жака Деррида

17 мая состоялась очередная встреча Герменевтического кружка, посвященная проблемам ответственности, заботы о душе, оргиастического начала и их связи в философии чешского феноменолога Яна Паточки. Данные темы были освещены доктором философских наук Анной Владимировной Ямпольской и аспиранткой школы философии НИУ ВШЭ Юлией Щербиной.

 

 

Семинар был разделен на две смысловые части. Первая часть была посвящена четвертому эссе Паточки «Европа и европейское наследство вплоть до конца XIX века», центральной частью которого является понятие заботы о душе. Вторая часть – пятому эссе «Обречена ли техническая цивилизация на упадок и если да – почему?», основным моментом которого является понятие оргиастического начала.

В ходе обсуждения были выявлены и проинтерпретированы следующие проблемы:

  1. Зарождение Европы и связь Европы с заботой о душе

Для Паточки забота о душе является смыслообразующим моментом Европы. Именно с этим понятием, которое Паточка наследует от Платона с его «Апологией Сократа», он связывает изменения Европы и ее наследия.

Забота о душе для Паточки связана с тремя основными характеристиками или пластами, которые, однако, не являются иерархическими, но находятся в некотором равном по отношению друг другу соединении, т.е. а) связаны между собой б) подразумевают один другого. Этими пластами являются: 1) забота о душе как онтологический проект 2) забота о полисе 3) забота о душе как ее внутренняя жизнь, как овладение самим собой.

Поскольку понятие заботы о душе берет свое начало в античной Греции и платоновской философии, оно оказывается связанным с понятием истины, которая есть не дело созерцания, а мыслительная жизнь и практика. Поскольку Европа развивается исторически, а забота о душе по Паточке является ее основанием, Паточка рассматривает то, как изменяется забота о душе со временем. В конце концов, он обращает свое внимание на проблему нигилизма и трансформацию заботы о душе, когда в человеке начинают противопоставляться понятия ответственности и оргиастического начала, которое ответственности противоположно. Это приводит его к вопросу, который он поднимает в пятом эссе – обречена ли техническая цивилизация на упадок и что является специфическими характеристиками технической цивилизации с точки зрения онтологии.

  1. Связь заботы о душе и оргиастического начала

Как отмечает А.В. Ямпольская, для Паточки забота о душе – это, прежде всего, овладение собой, собирание души. Это одновременно движение собирания, познания себя и движение отчуждение от себя. Но вместе с тем, в этом также есть вариант потери души – это возможность быть захваченным чем-то большим, чем ты. Паточка считает, что забота о душе должна быть двойственной, должна сочетать в себе два эти движения. Захваченность чем-то большим – это и есть оргиастическое начало, которое захватывает человека, превосходя его. Одновременно с этим оргиастическое начало связано с демоническим, сакральным, сексуальным.

  1. Проблема ответственности и ложного выбора

Итак, для Паточки забота о душе имеет три измерения. Помимо измерения отношения с собой и с политикой (т.е. с полисом и государством), существует и третье измерение, а именно отношение с миром. Согласно Паточке, в заботе о душе мы открываем не только саму душу и историческую истину, но и пространство открытости миру вообще. Понимая себя, мы открываем историческое измерение мира. Поэтому выбор между ответственностью и бегством от нее – это ложный выбор. Для Паточки настоящее противопоставление заключается в противоположности аутентичного и не аутентичного, сакрального и профанного, поскольку ответственность связана с этими измерениями. По Паточке, ответственность также является тем, что нас захватывает, чем-то сродни сакральному. Однако сами понятия оргиастического, демонического и сакрального Паточка не тематизирует. Если для Левинаса телесно-оргиастическое означает не-подлинность, то для Паточки это отдельная сила, для него это тайное, которое является и скрывается как истина.

  1. Проблема религии у Паточки

Естественно, что когда речь заходит о чем-то сакральном или превосходящем человека, мы думаем о религии. Однако первоначально рассуждая об оргиастическом начале, Паточка ссылается на феномен войны и сочинения Эрнста Юнгера. Войну Паточка считает высвобождением оргиастического потенциала. В то же время, из сферы сакрального, которая захватывает человека, есть два выхода: платонизм и христианство. По мнению А.В. Ямпольской, Паточка – по истине христианский мыслитель и возможное сохранение технической цивилизации он связывает именно с христианством. Однако Деррида трактует текст Паточки несколько иначе: религия в строгом смысле не является заботой о себе и он прибегает к психоаналитической терминологии. Платонизм инкорпорирует сакральное и тайное, а христианство их вытесняет. Платонизм соответствует «примитивным защитам», это психоз. А христианство, в таком случае, - невроз.

В то же время, Паточка специфически трактует платонизм. Так, он словно не различает Платона и платоников и описывает платонизм как философию, которая подчинила оргиастический момент. По Паточке у платоников нет Я, что Я возможно только как отношение с живым Богом. Для Паточки же Я – это даймоническое отношение с ответственностью и суть Я для него в том, чтобы достичь ясности. Одновременно с этим, ответственность не отказывается от сакрального, иначе она бы стала отчужденной от самой себя. Поэтому Я не теряется в священном, но и не отказывается от него окончательно, Я становится внутренним отношением со священным и овладением им. При чем овладение происходит через противостояние.

  1. Проблема ответственности и нового христианства

Современная эпоха требует новой ответственности, которая возможна через новое христианство, поскольку для Паточки настоящее христианство еще не наступило. Упадок выражается в поклонении силе и эффективности, в формуле «знание – сила». В данном случае мы выступаем как те, кто исполняет роль, т.е. мы ограничены количеством ролей. Таким образом, техника является бесконечным производством возможностей, но чем больше возможностей, тем больше рабства, поскольку свобода состоит не в выборе возможностей, а в их изменении. Метафизика силы не подразумевает изменения себя, а подразумевает только использование силы. Мир становится явным и познаваемым и в этом заключается опасность: мы отрицаем существование чего-то оргиастического, демонического и оно полностью берет над нами власть. Паточка пытается отказаться от метафизики силы и делает попытку сделать Бога местом смысла. По Паточке мы можем находить смысл только в силу того, что он может быть утрачен.



Дискуссия оставила много вопросов в силу сложности и многоуровневости аргументации Паточки. А.В. Михайловский подытожил встречу, обратив внимание на то, что нынешний мир требует ответов не только на традиционные вопросы, которые поднимает Паточка, но и на современные вызовы, которые не вписываются в традиционное повествование европейских философов XX века. Например, проблема развития науки и технологий и этических условий этого развития для ученых и инженеров, которые становятся ответственными за собственные открытия и разработки.

 Текст Юлии Щербиной