• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Logica Ludicra

11 февраля в рамках семинара "Формальная философия" состоялась  презентация монографии "Logica Ludicra: аспекты теоретико-игровой семантики и прагматики, СПб. : Алетейя, 2014 (Васюков В. Л., Драгалина-Черная Е.Г., Долгоруков В. В.)". Работа посвящена проблеме обоснования релевантности теоретико-игровых методов для анализа языковых игр, разрешению некоторых эпистемологических проблем, построению семантики для ряда неклассических логик, а также исследованию прагматики естественного языка.

11 февраля в школе философии факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в рамках семинара «Формальная философия» состоялась презентация монографии "Logica Ludicra: аспекты теоретико-игровой семантики и прагматики, СПб. : Алетейя, 2014 (Васюков В. Л.Драгалина-Черная Е.Г.Долгоруков В. В.)".

Работа посвящена проблеме обоснования релевантности теоретико-игровых методов для анализа языковых игр, разрешению некоторых эпистемологических проблем, построению семантики для ряда неклассических логик, а также исследованию прагматики естественного языка.

В качестве введения в проблематику книги В.В. Долгоруков подчеркнул, что  между логикой как «изучением истины и следования» и теорией игр как «изучением стратегических способов рассуждения» существует определенная связь. Две области, несмотря на разное время возникновения, имеют общий историко-философский контекст, связанный с  рассуждениями об интерактивности логической интерпретации в «Топике» Аристотеля, средневековыми диспутами с предписаниями, диаграмматической логикой Ч.-С. Пирса и языковыми играми Л. Витгенштейна (атеоретичная установка которого, тем не менее, подчеркивала игровую природу языка и  выступала за понимание значения выражения как функции в языковой игре).

Первый раздел «От языковых игр к теоретико-игровой семантике и прагматике» (Е.Г. Драгалина-Черная) посвящен вопросам формальной теории языковых игр, прагматическим и теоретико-игровым истолкованиям тавтологий и противоречий, а также экспликации рассуждений Витгенштейна о семантике высказываний о цвете.

Возможно ли сохранить многообразие языковых игр в рамках формальной теории? Е.Г. Драгалина-Черная подчеркнула, что некритическое сближение математической теории игр и языковых игр Витгенштейна может сдерживаться принципиальными методологическими расхождениями и, следовательно, искажением понятия языковой игры. Так, формальная аксиоматика теории игр в первоначальном варианте Дж. фон Неймана и О. Моргенштерна устроена по принципу гильбертовского проекта оснований математики, в котором геометрия представлена как исчисление. Отображение такого взгляда на анализ языковой игры может свести ее к системе со сборником инструкций, что противоречит взгляду позднего Витгенштейна на творческий характер употребления слов и на следование правилу как на практику. Скорее, само исчисление может быть представимо как часть языковой игры. При этом формальная теория языковой игры с необходимостью должна учитывать контекстуальность языка. Представляется, что роль такого рода теории способна выполнить теоретико-игровая прагматика.  

Второй раздел «Аспекты теоретико-игровой семантики для неклассических логик» (В.Л. Васюков) касается вопросов построения семантик с использованием теоретико-игрового инструментария для квантовой логики, различных вариаций нефрегевской логики (Р.Сушко, Р. Вуйцицкий) и систем релевантной логики.

Третий раздел «Аспекты теоретико-игровой прагматики» (В.В. Долгоруков) посвящен рассмотрению основных идей теоретико-игровой прагматики, построению формальных моделей для микро- и макропрагматики, а также перспективам дальнейшего развития игрового подхода и философским интуициям формализмов теории игр. В.В. Долгоруков подчеркнул преимущество теоретико-игровой прагматики, поскольку прагматические рассуждения, описанные через теоретико-игровой инструментарий, сохраняют свою естественность (реальность субъектов коммуникации, связь платежных функций и понятия об успешности коммуникации и т.д.), что делает теорию игр подходящей формализацией микро- и макропрагматических феноменов. Другой аспект, рассмотренный в презентации, — общность языка и других когнитивных систем. Было показано, что как в языке, так и в зрительном восприятии присутствуют эффекты композициональности, контекстуальности и восполнения недостающей информации. 

В чем еще проявляется естественность теоретико-игровой прагматики при анализе языка? Трактовка лингвистического значения в этом подходе позволяет учесть взаимодействие принципов композициональности и контекстуальности в языке и тем самым «примирить» философию обыденного языка и философию логического анализа, каждая из которых, по большей части, делала акцент лишь на одном из принципов. В этом смысле формальный игровой подход не идет вразрез с концепцией языковых игр Витгенштейна и разделяет с ним основные установки, касающиеся значимости употребления и роли агентов в языковой игре, но старается преодолеть атеоретичность философии позднего Витгенштейна, показывая, что содержательный взгляд на устройство языка, учет контекстов и особенностей употребления возможен и в формальной теории.    

 

К.Е. Прокопов


См. также:

 Оглавление

 Введение